October 19th, 2008

Хаул

(no subject)


 

Мое второе посещение 67 роддома

Надо начать с того, что на сроке 36 недель УЗИ показало деточку на 38 недель. Так что я даже обрадовалась — на 38 неделе меня должны положить в 67 роддом, типа за 2 недели, а раз малышка вроде бы быстрее растет, есть шанс не вылеживать там долго, а сразу родить. Наивная я.

В общем, 31 мая я сдалась в роддом. Сделали УЗИ — дитё на 40 недель, доношенное, посмотрели — шейка нормальная, типа, ждем родов (по консультации срок стоял 12 июня).

Отдельно надо отметить условия (кому быт не интересен, смело пропускайте абзац). Во-первых, я попала в сезон отключения горячей воды. Так что патология меня встретила холодным душем и большой кастрюлей на газу в буфете с условно горячей водой. Желающим совершить омовение предписывалось найти ведро, пойти в буфет, начерпать маленькой кастрюлькой водички из большой кастрюли, найти что-то типа обрезанной бутылки (для последующего зачерпывания из ведра) и топать со всем этим в душ, где уже крутись, как хочешь. Ну ладно, девятого воду все же дали, а хождения с ведром никак на начало родовой деятельности не повлияли. Далее — на отделение (около 40 мест) есть два туалета в разных концах коридора, причем один из них — при клизменной, т.е. временами закрыт. Теперь вообразите очередь из глубоко беременных теток часов в шесть утра. Почему в шесть? Потому что каждый день в шесть часов всех будили и ждали на посту — измерять давление. Почему персонал с рвением, достойным лучшего применения, выполняют именно этот пункт распорядка дня — не знаю. Например, в 16 часов они давление не измеряли ни разу, хотя тоже должны. Из плюсов — неожиданно с 16 до 18 отпускали гулять в хорошую (на взгляд зав. отделением) погоду. Вот только эти прогулки и не дали сойти с ума — приезжал муж с дочкой, как-то мы ухитрились смотаться в Макдональдс, а один раз даже замутили шашлыки на берегу реки (там совсем рядом набережная). На самом деле, о бытовых условиях 67 роддома можно писать долго и с упоением — ибо, что ни вспомни, все ужас-ужас. Но надо возвращаться собственно к теме повествования.

За время пребывания в патологии мне сделали по части кардиологии ЭКГ, ЭХО и Холтер. За этими делами срок родов прошел, но врачи не переживают — с 12 по 19 считается "родовой неделей", типа, все нормально. А, да — выписали мне уколы витаминно-гормонального фона и честно всю родовую неделю кололи. 20 июня осмотр — шейка готова, 2 пальца раскрытие, УЗИ, Допплер — кровоток в норме, вод мало. Решили, если до 24 не рожу, колоть пузырь. Но 21-го около 8-9 вечера воды начали подтекать. Ура-ура, пошла к врачу. Раскрытие — 3-4 пальца, пора готовиться и перебираться в родовое отделение. Я вся такая веселая и довольная пережила все процедуры типа клизмы и бритья, собрала свои вещи (что отдать мужу, а что мне потом передадут в послеродовое) выяснила, что с собой можно брать телефон и воду, и в 22-30 пошла рожать.

Разочарования начались сразу: оказалось, что телефон надо выключить, а воду пить нельзя. Ну, ладно. Дальше — бригада, непрерывно сетует на то, что "сколько ж их сегодня рожает-то!" и "спать-то как хочется, скорее бы уж". Меня с недоверием выслушали по поводу нечувствительных схваток (у меня и в первых родах открытие до 6 пальцев шло совсем незаметно) и стали настойчиво предлагать обезболивание — типа (?) медицинский сон.

Я этого дела еще в прошлый раз насмотрелась (как правило, сознание наполовину отключается, боль, по рассказам очевидцев, остается, плюс тошнота, головокружение и запрет на вставание с кровати), соответственно, отказываюсь. Дамы в белых халатах озабоченно смотрят на меня (человек в сознании им явно не нужен) и в итоге забабахивают мне укол того же фона, честно комментируя: "Чтоб тебе лежать не скучно было". Ага, сразу становится "не скучно" — схватки проявляются явно раньше, чем могли бы. Через полчасика ко мне подходит дама-анестезиолог — не хочу ли я "уколоться и забыться"? Все еще не хочу. Лежу я молча, честно стараясь в схватку дышать, а между ними — расслабиться и отдыхать. Это меня и подвело в итоге — надо было орать и скакать по кровати. Как выяснилось, был бы шанс, что бригада поверит в "подлинность" схваток. Зато моя соседка по кровати, уколотая "обезболивающим" не могла встать. И плачет буквально — с нами никого нет, у нее первые роды и она "больше не может и хочет в туалет". У меня терпение быстро заканчивается, и между схватками я выдвигаюсь в коридор — искать людей в белых халатах. Проползаю мимо спящих медсестер и лежащих на каталках родивших (с которыми даже слегка болтаем). Ага, вот и врачи — закрылись в комнатке и смотрят футбол. Влезаю к ним и прошу подойти к соседке по предродовой. Удивляются, но подходят. Короче, я их в течение полутора часов находила еще два раза. И все не для себя. В итоге, когда наша сборная выиграла, а бригада врачей, бурно обсуждая матч, потянулась к рожающим, у соседки было полное открытие, у меня — почти полное. Что (не понятно почему) не устроило главную тетю-врача, которая прокомментировала: "Лежит молча — значит, схватки слабые, а вторые роды должны быть быстрее". И зафигачила мне второй укол не пойми чего, но весьма действенного — схватки стали вообще непрерывными и почти нестерпимыми, и покатили меня рожать.

Тут нас тоже ждало великолепие советского роддома на этом ммм... столе (?) кресле (?) — не то что рожать, лежать неудобно. На то, чтобы принять нужную бригаде позу, при этом не оторвав болтающиеся ручки данного агрегата, уходят все мысли и силы. Да и потуг, собственно, нет. А вот у девочки, оставшейся в предродовой, есть, о чем она и кричала, громко и безнадежно, ибо все толпятся вокруг меня, сообразив, что быстро я не рожу. В итоге, страшно ругаясь, запугивая наложением щипцов и надавив на живот, они все же добиваются законного результата — в 2:35 моя красавица все-таки появляется на свет. У меня же остается полное ощущение изнасилования — впечатление, что рожала "насухую", без потуг собственно.

Ребенка уносят, слышу, что 8 баллов, тихо радуюсь. В голову лезут идиотские мысли: "Что ж со мной теперь стало после таких вытуживаний?" На второе кресло, наконец, завозят несчастную первородящую, у которой головка ребенка уже буквально торчит — она рожает за пять минут. Тем временем меня везут зашиваться — процедура растягивается минут на сорок, ибо порвалась я везде, похоже. Два укола чего-то типа новокаина не спасают от острых ощущений. В процессе зашивания кто-то вносит мой сверточек: "Поцелуйте дочку. Да, все в порядке, да, 8-8 по Апгар, 51 см и вес 3550 или 3560, я не помню". С этим сверток уносят, а меня вскоре выкатывают в коридор — полежать часа два с холодной грелкой. Тут я начинаю приходить в себя и звоню мужу в полчетвертого ночи (а у него 22 июня день рождения): "С днем рождения, дорогой! У нас — девочка". Муж почти минуту молчит, и я начинаю волноваться, но потом он выдает: "Это так непривычно!" И меня разбирает смех — чего ему непривычно, одна дочка ж уже есть!

В общем, так все и закончилось. В сухом остатке — роды довольно быстрые и вроде не особо болезненные, но впечатления самые грустные. Если после первых было радостно и хотелось еще рожать (правда-правда!), то сейчас я практически уверена, что двое детей — это окончательный результат. Хватит уже приключений. Самое смешное, что прикатив меня в палату и стряхнув с каталки на кровать, добрые тети спросили: "Ну что, рада, что родила?" Вот что им надо было ответить, интересно?

Дальше все было обычно (для нашего веселого роддома, конечно): выдача деток на кормление по часам, докармливание их в детских, обработка всех зашитых зеленкой, обязательные косынки при кормлении, одно на всех проходное биде и душ по часам. Но это уже не так интересно.

Хаул

(no subject)

Опыт почти грудного вскармливания

Я хочу поговорить о вскармливании. Но начать надо, наверное, с моего крайне неудачного (во многом по моей вине) опыта ГВ с первой дочкой. Тогда все сложилось одно к одному: и на редкость неудачный роддом, где практикуется выдача детей только на кормления с докармливанием их в детской смесью; и отсутствие в роддоме какой-то поддержки ГВ; отсутствие хотя бы кого-то, кто в состоянии дать адекватный совет по этому вопросу; отсутствие у меня интернета в принципе и, соответственно, достаточного количества информации о ГВ и, главное, само понимание количества этой информации; плоско-втянутые соски, тугая грудь и большое количество молока и т.д. и т.п. В общем, можно долго объяснять, почему так получилось, что моя старшая детка грудное молоко получала только в мизерных дозах в течение первых полутора месяцев, а потом окончательно стала питаться смесью. Если только факты, то было вот что: в роддоме детка пыталась сосать все время, что мы были вместе, а это около 40 минут каждые три часа.

Если учесть, что соски плоские и очень чувствительные (всегда такие были), как правильно давать грудь, никто не показал, молоко пришло не сразу, — то станет очевидно, что к моменту прихода молока я была с напрочь отгрызенными сосками. Молока пришло много. Нет, не так — очень много. Высасывать его дочка так и не научилась, да и не особо хотела, накормленная смесью "заботливой" детской сестрой. Соски походили на жуткие раны. Как сцеживаться, никто не показал. В итоге выписалась я с капитальным застоем, температурой под 39 и ребенком, привыкшим к бутылочке и смеси. Дома наладить ничего уже не получилось — расцеживалась я почти неделю. Сама, т.к. дочка делала это на редкость неэффективно, и соски не позволяли просто держать ребенка у груди непрерывно (один до сих пор остался неправильной формы — так его Улька пообгрызла).

А через неделю детка перестала вообще брать грудь, и одновременно молоко пропало. Почти совсем. Следующий месяц был каким-то смазанным в моем сознании — целыми днями я пыталась сцеживать руками эти несчастные капли, за сутки почти непрерывного (я даже поесть часто забывала, благо, с ребенком было кому помочь) терзания груди набегало грамм 50-80. Это и скармливалось дочке. Постепенно молока становилось все меньше, и к полутора месяцам мы эту пародию на ГВ прекратили.

В качестве лирического отступления хочу сказать, что, несмотря на такое сомнительное питание, старшая росла нормально, болеет довольно редко и вообще достаточно спокойная, общительная и веселая девочка получилась.

Ожидая вторую дочку, я попыталась собрать больше информации. Накладки на соски, молокоотсос, кремы для заживления, поменьше питья до прихода молока, поиски человека в роддоме, который мог бы показать, как прикладывать ребенка и как сцеживать — это часть того, чем я озаботилась. Т.к. рожала я, в силу обстоятельств, в том же роддоме (а порядки там не изменились), то детку видела только во время кормлений. Все пять дней пребывания в послеродовом, ребенка честно сосала (когда не спала, конечно, — ибо деток, видимо, все же докармливали, хоть и клялись в обратном), однако три контрольных взвешивания уже после прихода молока показали, что высасывает она 0 грамм. Сказать, что я расстроилась — это ничего не сказать. Соски опять страдали, но в меньшей степени — вовремя купленный крем, видимо, помог, да и прикладывала я дочку, видимо, правильно (или просто правильнее, чем в прошлый заход). В роддоме после кормлений, когда малышка спала или по ощущениям почти не высасывала молоко, я сцеживалась руками.

Дома я попыталась наладить ГВ, пользуясь популярной рекомендацией "только прикладывать ребенка по требованию и не сцеживать — оно само наладится". На второй день такого безобразия грудь стала горячей и похожей на футбольные мячики, голодный ребенок кричал, но брать твердую грудь с плоским соском отказывалась наотрез. У меня подскочила температура.

У меня в памяти еще слишком свежи были воспоминания о прошлом опыте, когда после затянувшегося лактостаза молоко пропало, так что в этот заход экспериментировать подобным образом мне не хотелось. Пришлось прибегнуть к помощи молокоотсоса. Прикладывать ребенка я еще пыталась, однако детка вообще никак не собиралась меня поддерживать в таком начинании — ни брать грудь "в чистом виде", ни через накладки она не хотела. В итоге я сдалась и стала поить ее сцеженным молоком из бутылочки. Это неожиданно имело успех — дочка отлично ела молоко (а я-то уже начинала думать, что оно ей вообще не нравится), а я успевала сцеживать, причем столько, что молока было с избытком. Еще пару недель я каждое кормление начинала с того, что пыталась дать дочке грудь, но, в конце концов, нам обеим это бодание надоело, и остались мы при бутылочке.

На сегодняшний день дочке 3,5 месяцев. Ей повезло больше, чем старшей сестре — питается малышка пока только молоком, и, надеюсь продержать ее на такой "диете" еще пару месяцев, а только потом вводить прикорм. Да, полноценного ГВ у нас не вышло, однако все полезное, что есть в молоке, ребенок получает, а я стала находить некоторые плюсы в подобном образе жизни. Во-первых, я не привязана к ребенку, а ребенок ко мне физически. Т.е. я, конечно, при каждом удобном случае ношу дочку на руках, но, т.к. имеется еще и старшая, возможность в любой момент отлучиться в другую комнату и что-то сделать, или даже поручить кормление другому — папе, дедушке — очень облегчает жизнь. Гулять с малышкой сколь угодно долго могу как я, так и кто-то другой — при необходимости покормить можно в любой момент, и для этого не нужно укромное место и мама. Потом, я всегда точно знаю, сколько ребенок съел — это для "нервных" мам очень кстати.

Хочу оговориться — я не считаю, что такой вариант лучше нормального ГВ и никого не призываю следовать моему примеру. Но если вдруг кто-то вынужден подолгу отсутствовать дома или готов перевести ребенка на ИВ из-за отказа от груди — возможно, такой вариант и окажется кстати.

Для сохранения количества молока и контроля за грудью при вскармливании сцеженным молоком необходимо регулярно сцеживаться. У меня сложился такой график: сцеживаю пять раз в сутки обе груди, включая одно ночное сцеживание. Вначале этот процесс занимал до часа времени, через месяц где-то стало получаться проделывать то же за 15 минут. В итоге молока много, больше, чем малышка в состоянии сейчас съесть. Это позволяет надеяться, что кормить ее получится еще довольно продолжительное время.